Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Павел Антонович Жищенко

Родился в 1921 году, в с. Прилесное  Славянского р-на Донецкой обл., Украинская ССР.

Призван в  РККА в 1939 года Орджоникидзевским РВК Сталинской обл., Украинская ССР.

С 7 декабря 1941 года служил старшим фельдшером 1 батальона 44 отдельной стрелковой бригады* 1 ударной армии, переформированной в 62 стрелковую дивизию.

После войны 25 лет работал учителем и 15 лет директором одной из школ Украины. Переехав в Красноярск к сыну, Павел Антонович много выступал перед молодёжью, печатал воспоминания.

Награды старшего лейтенанта медслужбы 104 СП 62 СД Жищенко Павла Антоновича:

- орден Красной Звезды (10.09.1944); 

- медаль «За боевые заслуги» (24.08.1943 г.);

- медаль «За оборону Москвы» (07.08.1944 г.);

- орден Отечественной войны I степени (06.04.1985).

 

*44 отдельная стрелковая бригада была сформирована в г. Красноярске в октябре 1941 г.

 

Вспоминаю снова о войне 

О той, которая называлась «бандеровщиной».

Кончилась война. Советские люди занялись мирным трудом, а недобитые оуновцы спрятались в лесах и горах Западной Украины и продолжали вооруженную борьбу против своего народа.

Свою послевоенную жизнь я начал в городе Черновцы. Здесь я понял, что такое бандеровщина.


Для справки

В 1918 году, когда положение в России было очень тяжелым, Румыния захватила кусок украинской земли, именуемый Буковиной (Черновицкая область), а поляки Западную Украину с центром во Львове. Но в 1939 году эти земли Советской властью были возвращены в состав Советской Украины. Произошло воссоединение их в единую Украинскую Державу.

Но на территории Западной Украины нашлись такие силы, которые воспротивились такому развитию событий и во время Великой Отечественной войны, получая полную поддержку фашистской Германии, начали вооруженную борьбу против Советского Союза. Они организовали УПА (украинская повстанческая армия) и ОУН (Объединение украинских националистов) Их руководителями были Бандера и Шухевич. Называли их бандеровцами, оуновцами.

Руководство УПА объявило, что ставит своей задачей борьбу за «незалежну и самостийну» Украину и поэтому считает, что и германские и советские войска являются оккупационными на Украине, и против них УПА будет вести вооруженную борьбу.


**********

В 1949 меня направили на учёбу во Львовскую партийную двухгодичную школу. В то время я работал инструктором райкома партии в одном из районов Черновицкой области.

После окончания учёбы я вернулся в Черновцы и меня назначили инструктором орготдела Черновицкого обкома компартии. Это разъездная работа и она дала мне возможность знакомиться с положением во всей области. Половина области это край лесов и гор и здесь бандеровцы чувствовали себя более менее вольготно.

Ещё во время войны в области был создан буковинский курень. Так называлась созданная оуновцами боевая единица. Вначале она действовала в пределах Черновицкой области, затем вместе с гитлеровцами оуновцы сожгли белорусскую деревню Хатынь вместе с жителями, а дальше была Польша и Франция. В этих странах буковинский курень жестоко расправлялся с местными патриотами.

Черновицкие бандеровцы славились своей жестокостью. Они узнали, что в один из дней на сахарный завод в Хотинском районе должны приехать начальник райотдела МВД и начальник КГБ района. Уже был вечер, когда во двор ворвались бандеровцы и убили (обоих) руководителей МВД и КГБ.

В селе Великий Кучеров, где я в 60-ые годы был директором средней школы, была банда, которая состояла в основном из местных жителей. Руководил ею  местный житель Гудюр. Эта банда успела убить 110 человек жителей этого села. Как вели себя местные бандиты, говорит такой случай.

Иду я как-то сельской дорогой вместе с заведующим фермой рогатого скота Кваснюком и он увидел идущих нам навстречу обоих моих сыновей, одному из которых было 9 лет, а другому 11 лет. Когда я закончил разговор с сыновьями и повернулся лицом к Кваснюку, то увидел его слёзы. Я спросил, в чём дело? И он рассказал. С приходом немцев он ушел на восток к нашим войскам, оставив дома жену и двоих детей – парней в возрасте моих детей.

Однажды в дом вошла группа бандеровцев. Один из них – Яцко спрашивает жену, где твой муж? Она ответила, что не знает. Яцко говорит: сейчас узнаешь! Бандит стреляет в её детей и убивает обоих прямо в квартире. Сегодня, говорит Кваснюк, Яцко реабилитирован, работает председателем сельпо и руководит какой-то религиозной сектой.

Как так случилось? А вот так. Правительство Украины издало постановление, в котором говорится, что если член банды прекратит борьбу против власти и сдаст оружие, то он не будет привлекаться к ответственности. Яцко так и сделал, и власть ему простила его злодеяния. А дальше Кваснюк сказал: каково моё положение? Мы с Яцко живём в одном селе, ходим одними улицами, дышим одним воздухом и я ничего не могу сделать. Он же убил моих детей! Как всё это мне вытерпеть? 

Вот какие проблемы оставила нам война.

 

Горе матерей не утешить

 

Кончилась война и весной 1946 года я вернулся домой в родной Донбасс в город Енакиево, где жили мои отец и мама…


С друзьями, тоже вернувшимися с войны – их трое, я четвёртый – прогуливались по городу. Все в армейской одежде. Бросалось в глаза и запомнились взгляды на нас горожан, особенно женщин-матерей. Каждый раз при встрече с ними в их глазах я видел материнскую грусть, они долго провожали нас взглядами, вспоминая, очевидно, своих сыновей, не вернувшихся с войны.


Вот одна из таких встреч. Мы шли по улице, а вдалеке впереди стояли три женщины и о чём-то между собой разговаривали, но когда мы приблизились к ним, они свой разговор прекратили и обратили внимание на нас.


Вначале они ничего нам не говорили, но взгляды их были такие растерянные и грустные, что мы остановились. Вытирая свои глаза, матери спросили нас: «Как вы, сыночки, уцелели?», и поведали нам, что у каждой из них сыновья с войны не вернулись. Стоим, и нас охватывает чувство, что мы виновны в том, что их сыновья погибли, а мы уцелели. Долго они смотрели нам в след.


Мы ушли, но долго молчали и думали, думали о тех женщинах. Какое мужество и силу воли надо иметь этим женщинам, чтобы выдержать такой удар судьбы.


Летом 1946 года мы с отцом и старшим братом поехали в село, где раньше жили и из которого уехали одиннадцать лет тому назад. Село не узнать. Оно как будто замерло. Людей на улицах не видно. Оно как после смерча. Парк, в котором люди вечером гуляли, вырублен. Вместо красивых деревьев везде одни кустарники. До войны в парке размещался дом отдыха железнодорожников, что находился в помещениях, которые раньше принадлежали бывшему помещику Бантышу. В войну все здания были взорваны. Дома отдыха нет. Теперь молодёжи гулять негде.


Я решил узнать, какая судьба ребят-одноклассников, с которыми я учился до 6 класса. Что с ними сделала война? Для этого мы посетили несколько домов, в которых они жили. Подходим к дому Сергея Бондаренко. Во дворе вижу мать. Она узнала меня и как закричит: Ой, Павлик, это ты!», и  в плач,  «А Сергей не вернулся» и… слёзы, слёзы…


Идём к Ивану Шарову. И там во дворе одна мать, и снова слёзы, слёзы…


Дальше Иван Нехай. Тоже самое: погиб, не вернулся и слёзы, слёзы…


Ещё в нескольких домах я не увидел моих одноклассников. Они не вернулись домой.


Горе матерей утешить ничем нельзя.

 

 

 


Сержант 44 осбр. Жищенко П.А.


Три друга. Павел в центре


Павел Антонович 
 
Памятный знак ветерану 1 ударной армии


Павел Антонович часто выступал перед молодежью


П.А. Жищенко в народном музее "Память" школы № 19



Наградной на медаль "За боевые заслуги"


Наградной на орден Красной Звезды


Акт о вручении медали За оборону Москвы


Приказ о награждении орденом Красной Звезды 10.09.44 


Приказ о награждении медалью За боевые заслуги 24.08.43